Силовики по пятницам

Адвокат Владимир Воронин. Силовики по пятницам.

Адвокат Владимир Воронин

Утром в пятницу 25 декабря к юристке ФБК Любови Соболь пришли полицейские и увезли ее на допрос в Следственный комитет как свидетеля по делу о нарушении неприкосновенности жилища. Заявление на нее написала теща предполагаемого участника отравления Алексея Навального. Перед этим в квартире у Соболь прошел многочасовой обыск, во время которого силовики изъяли технику. Соболь весь день допрашивали как свидетеля, а к вечеру она стала уже подозреваемой.

Ее адвокат Владимир Воронин приводит историю Соболь как пример «системной истории», когда задержание и обыски у более-менее известного человека силовики специально откладывают на пятницу.

И дело не только в том, что силовые ведомства не хотят создавать лишний шум в информационном пространстве, — пятничные обыски и задержания позволяют использовать различные процессуальные трюки, когда все выходные человек формально не задержан, но фактически оказывается подчинен следователям и вынужден выполнять все их требования.

«Приходят домой в семь утра и обыск идет до обеда. Потом человека вывозят, он формально не задержан, у него может не быть никакого статуса к этому моменту вообще. Он даже не свидетель по делу. Он лицо, в квартире которого проводился обыск. Дальше его везут в Следственный комитет, потом его начинают допрашивать в качестве свидетеля, могут несколько раз допросить в качестве свидетеля, с ним могут сразу провести очные ставки», — объясняет «Медиазоне» Воронин. — То есть процессуально для всех понятно, что скоро его статус сменится, но сейчас как бы процессуально для него нет никакой опасности. Поэтому с ним проводят очные ставки, с ним могу назначаться какие-то экспертизы. Все это время он находится в таком плавающем состоянии, а время идет».

Ближе к вечеру задержанному присваивают статус подозреваемого или предъявляют обвинения, и он, по словам адвоката, уже никуда не может деться. «Он и так никуда деться не мог, потому что с ним проводили следственные действия. А отсчет этих 48 часов, которые предусмотрены законом, — он начинается только с момента задержания, но задержания не фактического, а по 91 статье УПК», — добавляет Воронин.

В некоторых случаях, рассказывает адвокат, человека могут «мариновать» до утра субботы. Потом уже официально задержанного отвозят в ИВС, куда защитнику на выходных попасть непросто. «Адвокату впоследствии достаточно тяжело потом найти доверителя. Выходные мертвое время. Только дежурные сидят, то есть передачку, например, человеку передать нельзя», — говорит Воронин, уточняя, что в будни обычно никаких проблем нет.

Дальше, в воскресенье, задержанного ждет суд по избранию меры пресечения. Воскресенье — тот день, когда в суд не пустят ни журналистов, ни родственников, а защищать подозреваемого скорее будет адвокат по назначению, потому что защитнику часто бывает непросто найти человека в ИВС в выходной.

«Проблема еще в том, что к суду по мере пресечения необходимо получить какие-то документы — например, выписку из домовой книги [чтобы просить о домашнем аресте] или характеристику на обвиняемого — сделать в выходные это весьма затруднительно», — добавляет адвокат.

Технологию пятничных визитов силовики используют не только в отношении оппозиционеров — они приходят и к чиновникам, и к бизнесменам. Так, например, было в случае замминистра транспорта Новосибирской области Сергея Ставицкого — его задержали в пятницу 19 марта по подозрению в получении взяток, а в воскресенье он уже сидел в СИЗО; и в случае мэра Томска Ивана Кляйна, тоже задержанного в пятницу. В пятницу 30 марта 2018 года был задержан и арестован владелец группы «Сумма» Зиявудин Магомедов.

Все это, по словам Воронина, направлено на то, чтобы подозреваемый в закрытом и максимально ускоренном режиме оказался за решеткой. «То есть в пятницу утром еще человек спит в своей постели, а уже в понедельник — в следственном изоляторе».

Источник (доступно с VPN): Медиазона: Чертовы пятницы. Почему самые плохие новости сообщают в конце недели

 

Назад
Вперед