Уголовное дело Юрия Жданова. Интервью адвоката Владимира Воронина

В городе Нарьян-Мар на севере России судят Юрия Жданова, отца соратника Навального Ивана Жданова, бывшего директора Фонда борьбы с коррупцией. 67-летнего пенсионера арестовали в марте в Ростове-на-Дону, где он жил последние годы, этапировали в Архангельск и отправили в СИЗО: его обвиняют в мошенничестве и служебном подлоге. Если Жданова-старшего признают виновным, ему грозит до 10 лет колонии.

Юрий Жданов. Фото Владимира Воронина

Юрий Жданов. Фото Владимира Воронина

В материалах дела сказано, что Юрий Жданов когда-то работал в жилищной комиссии в Ненецком округе и рекомендовал выделить одной из жительниц Нарьян-Мара квартиру по договору социального найма. Позже выяснилось, что женщина права на социальное жилье не имела: ее семья уже получала жилищную субсидию. Договор расторгли, а квартиру вернули государству. Но следствие настаивает, что Жданов выдал рекомендацию в корыстных целях, и описывает его поступок как хищение. Иван Жданов в свою очередь неоднократно заявлял, что его отца преследуют исключительно из-за его собственной оппозиционной деятельности и чтобы заставить его вернуться в Россию.

Как проходит суд над Юрием Ждановым и как именно обвинение пытается доказать, что хищение было, а Жданов выдал рекомендацию на социальное жилье умышленно? Телеканал "Настоящее Время" поговорил об этом с Владимиром Ворониным, адвокатом Юрия Жданова.

– Что сегодня, во вторник, происходило на заседании?

– Мы закончили допрашивать абсолютно всех свидетелей, и свидетелей обвинения, и свидетелей защиты. Мы закончили исследовать все письменные материалы дела, и, собственно, у нас оставался только один допрос Юрия Жданова. По договоренности с ним мы заявили ходатайство об изменении ему меры пресечения (Жданов по-прежнему находится в СИЗО), потому что закон позволяет нам менять меру пресечения, если те обстоятельства, которые существовали ранее, отпали.

Иван Жданов неоднократно заявлял, что его отца преследуют исключительно из-за его собственной оппозиционной деятельности и чтобы заставить его вернуться в Россию

Нам суды все время на протяжении всех восьми месяцев говорили, что так как Юрий Павлович проживает в Нарьян-Маре, он знает здесь всех свидетелей, знает потерпевших. И он, находясь не в изоляторе, может оказать на них давление, заставить их изменить показания тем или иным образом. Но так как свидетели уже были допрошены, так как уже материалы по делу все изучены, все исследовано, соответственно, уничтожить он уже никак ничего тоже не может, поэтому мы и заявили ходатайство поместить его из СИЗО под домашний арест здесь же, в Нарьян-Маре. Либо под залог, либо под запрет определенных действий.

Суд ушел совещаться, вернулся минут через 40 и сказал, что для изменения меры пресечения нет никаких оснований. И что все основания, которые были ранее, они, собственно, и остались. С чем это связано, непонятно. Они ссылаются на тяжесть предъявленного обвинения. Но как бы Европейский суд неоднократно говорил, что одна тяжесть не может являться основанием для постоянного продления меры пресечения. В общем, суд, к сожалению, в очередной раз к нам не прислушался.

Также во вторник был допрос Юрия Павловича. Все прошло достаточно быстро, потому что мы с ним очень долго готовились к этому допросу, очень тщательно, все это скрупулезно писали, переписывали, обсуждали. В итоге у него получилось 15 листов рукописного текста, которые он где-то зачитал, где-то сказал, с какими-то уточнениями, дополнениями. Вместе с вопросами прокурора и суда, на которые, на мой взгляд, Юрий Павлович блестяще ответил, у нас все это заняло 40 минут, что достаточно быстро для допроса подсудимых.

– Насколько я понимаю, обвинение переквалифицировали на более тяжкое из-за того, что якобы у Юрия Павловича были "корыстные цели" при выделении квартиры в социальный найм. Предоставило ли обвинение какие-нибудь доказательства этих корыстных целей?

Юрий Жданов. Фото Владимира Воронина

Юрий Жданов. Фото Владимира Воронина

– Нет, обвинение абсолютно не представило никаких доказательств корыстных целей. Потому что в чем суть: обвинение нам говорит, что Юрий Павлович эту квартиру похищал не для себя, а в пользу третьего лица. Но все равно должна быть та или иная корысть, та или иная заинтересованность у человека. Он же не просто так захотел облагодетельствовать эту вот даму и по какой-то причине рекомендовал выделить ей в соцнайм квартиру?

Но эта корысть для меня до сих пор, точно так же, как и для Юрия Павловича, остается загадкой. Мы будем в среду, естественно, говорить об этом в прениях: где корысть, где та связь, которая должна существовать между действиями Юрия Павловича и непосредственно обогащением кого-то? Потому что должна быть в любом случае та или иная заинтересованность: он же не просто человек, который похищает квартиры и дарит их незнакомым людям?

На наш взгляд, обвинение, как и раньше, было голословным в этом. Как тогда, так и сейчас ни одного доказательства "корыстных намерений" не представлено. Обвинение пыталось говорить о том, что якобы между Юрием Павловичем и матерью этой девушки были какие-то дружеские теплые отношения. Но абсолютно все свидетели, которые были допрошены, сотрудники администрации – они все говорили, что между ними абсолютно обычные рабочие отношения, как между сотрудниками одной организации, не более того. Поэтому какой еще мотив здесь может быть, для нас непонятно. Возможно, в среду прокуратура в прениях что-то еще скажет, но я не думаю, что они что-то новое здесь нам смогут пояснить.

– Сама девушка, получившая квартиру, тоже выступала в суде. Что она говорит?

ни одного доказательства "корыстных намерений" не представлено

– Девушка говорит, что она считает, что она эту квартиру получила законно, потому что она законно находилась в очереди на получение жилья. Да, действительно, ранее ей была предоставлена субсидия. Но опять же у нее там постоянно менялся состав семьи, а процесс выделения квартиры достаточно длительный. Когда она подавала заявку, у нее условно был первый муж, потом у нее родился ребенок, потом она развелась с первым мужем, вышла замуж во второй раз. То есть с течением времени у нее постоянно менялась ситуация. Плюс у нее были недополученные ранее метры.

Девушка продолжает считать, что она стояла в очереди законно и квартира ей была выделена законно. Когда ей администрация предложила вернуть эту квартиру добровольно, она, естественно, отказалась и сказала: "Нет, никаких на это оснований нет. Я что должна была получить, то я, собственно, и получила". Есть ее показания, и в общем и в целом в этом плане мы частично с ней согласны: если бы она незаконно стояла в очереди на получение квартиры, то ее должны были бы снять с этой очереди.

При этом ее вопрос на протяжении всех этих лет неоднократно поднимался на жилищных комиссиях, даже тогда, когда Юрий Павлович вообще не работал даже в администрации этого поселка. И ранее если она действительно стояла незаконно, ранее администрация должна была просто исключить ее из этой очереди.

А потом Юрий Павлович уже стал членом комиссии. Он смотрит, кто стоит первый по списку в очереди на социальное жилье: стоит вот эта девушка. Он не обязан проверять законность ее постановки в очередь, он не обязан это делать по своим должностным инструкциям. Но он видит: вот человек первый в очереди – вот этому первому я и распределяю первую освободившуюся квартиру. Он связан этим вот списком. Он не может взять из списка, произвольно выбрать 560-го человека, нет: у него есть первый человек в списке, есть квартира двухкомнатная, и этот человек из списка претендует на двухкомнатную квартиру. Вот он ей рекомендовал выделить двухкомнатную – это как бы простой алгоритм.

– Я правильно понимаю, что Жданов мог только вынести рекомендацию – окончательное решение, давать или не давать жилье, оставалось за администрацией?

сейчас он очень сильно жалуется на состояние своего здоровья и на условия, в которых он содержится

– Да, абсолютно верно, решение комиссии, в которой он состоял, носит исключительно рекомендательный характер. Причем здесь есть очень важный момент: комиссия рекомендует не выделить квартиру в собственность! Она рекомендует выделить квартиру именно в социальный найм. А Юрию Павловичу вменяют хищение! При том, что хищение – это именно переход права собственности. А к переходу права собственности Юрий Павлович вообще не имеет никакого отношения.

Он всего лишь рекомендовал главе муниципального образования выделить жилье в соцнайм. Выделил квартиру в соцнайм глава! Потом девушка написала заявление на приватизацию, и в тот момент замглавы разрешил эту приватизацию. То есть между решением Юрия Павловича рекомендовать выделить квартиру и между переходом права собственности есть еще три колена, в которых Юрий Павлович вообще никаким образом не участвовал. Поэтому здесь говорить о хищении просто невозможно.

– В какой стадии сейчас вообще находится процесс? Когда ожидается приговор?

– Процесс продолжается, в среду будут прения сторон, потом нам еще останется последнее слово. Когда будет приговор – пока неизвестно, но, по всей видимости, он состоится до следующей среды, потому что в следующую среду уже Юрия Павловича обратно будут этапировать в Архангельск. Поэтому я думаю, что в ближайшие дни, может быть, в пятницу, может быть, в понедельник, мы услышим приговор.

– Юрия Павловича этапируют обратно в СИЗО или в больницу, где он ранее находился?

Юрий Павлович – человек, к счастью, философского склада характера. Он относится ко всему с легкой иронией, может быть, даже где-то с неким цинизмом

– Его этапируют в СИЗО, его уже давно по состоянию здоровья выписали из тюремной больницы. Но здесь, в Нарьян-Маре, он находится в очень плохих условиях, потому что он находится в изоляторе временного содержания, в Нарьян-Маре нет своего следственного изолятора. А изолятор временного содержания – это комната без окна, там 12 метров, их там трое, и у них сейчас сломалась вентиляция.

Юрий Павлович и так жаловался всегда на то, что в камере очень душно, но сейчас не работает даже вентиляция. Он сидит в четырех стенах без окна, без вытяжки, без вентиляции и еще и с двумя малознакомыми ему людьми. Поэтому сейчас, конечно, он очень сильно жалуется на состояние своего здоровья и на условия, в которых он содержится.

– Вы с ним виделись, в каком он моральном состоянии?

– Юрий Павлович – человек, к счастью, философского склада характера. Он относится ко всему с легкой иронией, может быть, даже где-то с неким цинизмом, поэтому он воспринимает происходящее достаточно просто. Но, опять же, он мог бы меня спросить: "А если я буду волноваться, это поможет?". Я бы ему сказал: "Нет, к сожалению, Юрий Павлович, это не поможет". Поэтому он примерно в такой парадигме и живет: "Ну а что изменится оттого, что я буду волноваться и переживать? А если ничего не изменится, я тогда и не буду переживать, просто буду принимать как оно есть".

Источник (доступно с VPN): https://www.currenttime.tv

 

Назад
Вперед